Открытое письмо великому русскому народу — Захар Либерберг

izrael-rossia
Господа!
Если англичанину заявить в лицо, что его нация — не самая великая в мире, то максимум, что он сделает в ответ, это пожмет плечами. Я знаю, я пробовал. Англичане твердо уверены, что самая великая нация в мире — это они, и им глубоко безразлично, знают ли это другие.

Подобно англичанам, французы глубоко убеждены в том, что самая великая нация в мире — это они. В отличие от англичан, их беспокоит, что представители других народов могут этого не знать. Если сказать французу, что его нация — не самая великая в мире, он будет долго, обстоятельно, с галльской страстью объяснять, почему именно французы являются величайшей в мире нацией, а не кто-нибудь другой, особенно не англичане и, тем более, не американцы. Как правило, французам не верят: особенности их языка таковы, что тем, кто им не владеет, трудно поверить, что на нем можно что-либо сказать серьезно.

Такая же языковая проблема, но в гораздо более острой форме, мешает и украинцам занять подобающее им место в семье народов. История с нетерпением ждет нового Богдана Хмельницкого, который воссоединил бы Украину, только на сей раз не с Россией, а с Францией. У этих двух народов, помимо смешных языков, немало и других общих интересов — например, страстный антисемитизм. К сожалению, французы и украинцы выражают свои страсти существенно разными способами, благодаря чему и стали всемирно известны такие явления как, с одной стороны, французская любовь, а, с другой, украинская любовь к салу. Только благодаря таким досадным мелочам Франция до сих пор не достигла самостийности в союзе с Украиной.

Но я отвлекся от моей основной темы — представления разных народов о собственном величии.
Как показывает опыт, русский народ в ответ на даже весьма осторожно высказанные сомнения в его ошеломляющем величии разражается гнусной бранью. Почему? Возможно, потому, что стране, ютившейся в бараках и коммуналках, ожидавшей арестов по ночам, проводившей дни в бесконечных очередях за туалетной бумагой и картошкой, ездившей из деревень в города покупать хлеб, боявшейся открыть рот, не оглядевшись по сторонам, — этой стране в течение многих поколений вдалбливали в мозги: несмотря на кое-где отдельные все еще недостатки, вы — самые великие. Догоним от тайги и перегоним до британских морей. Так создавался народ-шизофреник.

Времена изменились. Правительство поумнело и разрешает болтать то, о чем раньше не позволялось даже думать. В газетах открытым текстом пишут: лидируем по убийствам и самоубийствам. Люди месяцами, а то и годами не получают зарплату. Доктора наук работают ночными сторожами. Армия, перед которой еще недавно трепетал мир (по-видимому, в ЦРУ царит чисто советская халтура), бессмысленно и бессильно топчется вокруг шайки бандитов, не успевая хоронить своих. Все это знают. Говорить об этом можно. Говорить можно вообще, о чем угодно — все равно никто не слушает. Единственное, чего все еще нельзя, это сомневаться в нашем непревзойденном величии. Ведь нас же учили, что самые-пресамые — это мы… Ату его!